stonechat

Вторая поездка на запад (2020). День первый: рекорд

Юго-запад Манитобы – интересное место. Там чуть более, чем на востоке сохранились оригинальные прерии и, соответственно, несколько интересных видов птиц, характерных для этого биотопа. Кроме того, там изредка попадаются птицы, обитающие на западе Северной Америки. Там еще находится Whitewater Lake, где обычно можно встретить огромное разнообразие

Я побывал там в 2017 году (кроме того, был еще на Whitewater Lake в 2016). В 2020 году вроде бы не собирался ехать, но, внезапно, оказалось, что бердинг пошел довольно хорошо, и грех было бы упустить возможность добавить еще несколько видов к потенциально рекордному списку года.

Второй причиной стало то, что все манитобские бердеры вдруг поехали туда и мне каждый день приходили соблазнительные письма от eBird, о том, каких замечательных птиц они встречают. Конечно, в прошлую поездку я увидел несколько самых главных птиц – Chestnut-collared Longspur, Ferruginous Hawk и др. – но далеко не полностью раскрыл потенциал региона. Есть там еще и лайферы, и птицы, которых я видел где угодно, но не в Манитобе.

Начало

Так что 4 июля рано утром я отправился на запад. Скрупулезно отмечал всех увиденных птиц, начиная с Виннипега – у меня было подозрение, что этот день может стать рекордным. По дороге остановился в моем любимом месте, Cypress River Wetland Discovery Trail. Самой приятной встречей там стала кваква.

До мест, которые я считаю настоящим западом, добрался часа через четыре после выезда. Первой хорошей находкой стал длиннохвостый песочник (Upland Sandpiper) – удивительный кулик, живущий в прериях. На западе он обилен, а у нас на востоке довольно редок.

Потенциально интересных мест наблюдения слишком много, надо только выбрать. Через час я добрался до первой точки – начало дороги 2N (это, кстати, означает, что она находится в двух милях от американской границы). Всем бердерам удавалось найти тут фазанов, а где дорога пересекает ручей – поющего самца лазурной овсянки (Lazuli Bunting). Первая неудача – я провел довольно много времени у ручья, и слушал, и смотрел в бинокль повсюду, но Lazuli Bunting, видимо, решил отлучиться.

Прерия

Дальше я поехал в знаменитое место – специально отведенное для наблюдений за птицами прерий. Это road allowance (полоса, выделенная для прокладки дороги) идущая между двумя пастбищами. Разочарование здесь не ждет – здесь вы сразу услышите звонкое жужжание кузнечиковых овсянок (Grasshopper Sparrow), увидите причудливый наряд украшенных подорожников (Chestnut-collared Longspur), а в небе будут щебетать невидимые североамериканские коньки (Sprague’s Pipit).

Но еще не всех здешних птиц я отметил, в моем списке не хватает Baird’s Sparrow. Вдобавок, о встречах Willow Flycatcher тут тоже сообщали.

Я немного проехал и остановился, дальше пешком. Был уже час дня, разыгралась жара. Я нагрузился фотоаппаратом, водой, едой (в надежде устроить привал в смутно виднеющихся вдалеке деревьях) и отправился в путь. Baird’s Sparrow легче всего засечь по голосу и я мучительно вслушивался в звуки прерий. Кое-что похожее мерещилось, но не было уверенности, что это не саванная овсянка.

Проспект к трейлу предлагал сойти с тропы и прогуляться по прерии, но с обеих сторон стояли ограды с надписями No Trespassing. Через некоторое время я стал уставать и разочаровываться. Было жарко, идти по неровной дороге заросшей высокой травой было неудобно, кроме того, в ней кишели клещи. Ничего похожего на место, где можно было бы присесть и отдохнуть, не предвиделось, значит тащил лишний груз. В конце концов я повернул назад и вернулся к машине. Облил лицо водой, снял оставшихся клещей. Слишком много времени потрачено на безрезультатную, утомительную прогулку. Машина раскалилась как печка.

Некоторым утешением было лишь то, что напоследок кузнечиковая овсянка и подорожник немного попозировали для видео.

Это видео на Youtube

Новая провинция

Но надо было двигаться дальше. У меня был хитрый план. Крайний юго-запад означает, что тут близко не только США, но и соседняя провинция (местный муниципалитет так и называется – Municipality of Two Borders). План мой состоял в том, чтоб проникнуть на территорию Саскачевана и таким образом добавить к своему списку еще одно географическое образование! Правда, необязательные поездки между провинциями в это время были запрещены, но я не собирался посещать никакие населенные пункты и ни с кем общаться.

Пересечение границы оказалось совсем не таким впечатляющим, как мне виделось. Ни плаката Welcome to Saskatchewan, ни ковидных блокпостов. Наверное, я ожидал слишком многого от проселочной дороги в глухом углу Канады…

В общем, я углубился в Саскачеван на одну милю, проехал миль пять на север, и вернулся в Манитобу. Такие точные расстояния я могу дать, потому что дороги проложены сеткой с интервалом в одну милю. Кстати, Саскачеван не переводит время на летнее, так что я побывал и в другом часовом поясе.

И точно так же, вопреки моим надеждам, я не нашел здесь пастбищ и прерий, которые еще кое-где сохранены за восточной границей. Всюду только малолюдные, но распаханные сельскохозяйственные угодья с разбитыми дорогами и характерными центральноканадскими болотами-озерами (marshes).

Всего я увидел в Саскачеване 21 вид птиц, абсолютно обычных. Самой интересной была шилохвость.

Метания

Выезд в Манитобу я подгадал так, чтоб попасть в один WMA (Wildlife Management Area), который считают одним из лучших мест для встречи фазанов. Также в прошлый раз я видел неподалеку королевских канюков (Ferruginous Hawk), но в этот раз их не было. Надо ли говорить, что фазанов я тоже не встретил? В течении дня мне периодически слышалось что-то похожее на их голос, но очень кратко, так что я не был уверен, что это действительно фазан.

К этому моменту я был уже очень утомлен. Но день складывался совсем не так, как хотелось бы – ни одного нового вида не встретил, и даже из уже знакомых достопримечательностей как минимум −1. В планах было еще посетить Whitewater Lake по дороге к месту ночевки, но в отчаянии я зачем-то заехал еще в один WMA, который, конечно же, ничем не порадовал.

По дороге стали попадаться лужи с куликами и утками, такими как Wilson’s Phalarope, Willet, широконоска и серая утка. А вот кого не было, так это очковых караваек (White-faced Ibis), которые в прошлый приезд были обильны. Но я надеялся увидеть их позже, на Whitewater Lake.

Озеро

Наконец-то я поехал в обратном направлении – на восток. Но это был еще далеко не конец дня: я хотел посетить западный берег Whitewater Lake. Это довольно большое озеро посреди полей. Пишут, что когда-то оно почти пересохло и было лужей, но с тех пор восстановилось и даже разливается дальше. Некоторые дороги, по которым я подъезжал к нему три года назад, теперь закрыты и затоплены.

Поездка к озеру была не особо освежающей, хотя и добавила к списку дня ожидаемую порцию водных и околоводных птиц – крачки, бакланы, Western Grebe, Sora. Уток ранее не встреченных был только один вид: Lesser Scaup. Но наблюдать было тяжело – слишком далеко были скопления водоплавающих. Хорошей находкой был белый гусь – несколько штук их провели лето на озере.

Пытаясь сократить путь отхода с озера, я поехал по дороге со знаком «Not an all weather road». Дорога, к сожалению, уткнулась в лужу посреди поля, однако тут меня ждал сюрприз. Тут, похоже, происходило какое-то совещание крупных куликов. По паре-две представителей каждого вида: Willet, American Avocet, Marbled Godwit. Последний – прибавка к списку дня. Были там и Greater Yellowlegs, Wilson’s Snipe, Spotted Sandpiper.

Turtle Mountain

Вроде все, можно ехать на место ночевки, на кемпинг в Turtle Mountain Provincial Park. Mountain – не в смысле как Джомолунгма или Фудзи. Это не слишком высокое, но обширное возвышение, торчащее посреди равнины. Получается удивительный заповедник бореальных лесов среди прерии. Вроде вокруг поля, marshes, саванные овсянки и длиннохвостые песочники. И вдруг – хвойные деревья и темные озера с гагарами. Кстати, про гагар – их я увидел, конечно же. После того, как поставил палатку, поел и немного отдохнул. Световой день долгий, а бердерский фанатизм толкал меня вперед. Это была невероятно удачная прогулка. Я не сомневался, что встречу птиц, но не думал, что так много. Другой биотоп доставил то, чего не хватало в списке этого дня.

Кроме гагар на озере были серощекие поганки. А над озером на сухом дереве – гнездо скопы! Ястреб Купера (Cooper’s Hawk), Great Crested Flycatcher, Baltimore Oriole, Belted Kingfisher, пару видов ворблеров, дятлов.

Итоги первого дня

Уже лежа в палатке я по бумажному чеклисту приблизительно подсчитал, что день однозначно станет рекордным. А ведь только в мае того же года я установил новый рекорд – 79 видов. И вот он уже побит, да еще как: 92 вида (список)!

В целом, чувства мои были противоречивы, с уклоном в недовольство. Устал за день – ужасно. Увидел особенных местных птиц, но на одну меньше, чем в прошлый раз. Установил рекорд, побывал в новой провинции, но не встретил ни лайфера, ни новой птицы для Манитобы. Обидно возвращаться с таким результатом.

И фотографий удачных не сделал.

Это видео на Youtube
stonechat

Первый лайфер 2021 года

Первый лайфер года – всегда волнующее событие. Хочется встретить какую-нибудь величественную птицу! Манитобская зима – неплохое время с этой точки зрения, ведь к нам залетают северные виды.

Еще в 2017 году я отправлялся на Old 15 Road в надежде найти или бородатую неясыть, или кречета, но вместо этого встретил хорошую альтернативу – канадскую дикушу (Spruce Grouse).

В 2018 поехал туда, где попадается бородатая неясыть (Great Gray Owl) – и нашел ее.

Крупная цель осталась одна – кречет. Хотя eBird скрывает наблюдения этого вида, в местной рассылке люди иногда делятся наблюдениями. Бывают времена, когда очень много сообщений приходит, будто бы кречеты сидят на каждом столбе. В 2019 году один даже проводил время в даунтауне Виннипега. Другой – на элеваторе недалеко от места, где я живу. Тем не менее, ни одна моя попытка найти их не увенчалась успехом.

В конце прошлого года я тоже однажды съездил на поиски этого северного сокола. Однако удача улыбнулась мне только в 2021. Путь к ней был довольно легким.

Местный бердер написал в рассылке, на какой дороге он видел кречета. Место хорошо мне знакомое, да и недалеко, хоть и за городом. На следующий день я выскочил из дома в обеденный перерыв. Поехал по нужной сельской дороге. Я собирался искать птицу ближе к концу пути, где только поля. Но не выехал даже за пределы населенной части, как заметил крупного хищника на столбе. Остановился, сфотографировал для истории. Птица перелетела на другой столб и я, чтоб ее не беспокоить, удалился. Все это заняло меньше часа.

Лайфер №5401, в Манитобе №270 – кречет.

[photo]
Кречет (Falco rusticolus)

В остальном бердинг начала года был ничем не примечателен, кроме встречи стаи свиристелей в Виннипеге (давно их тут не видел).


1 Это круглое число может измениться после следующего обновления таксономии eBird, так как Американское орнитологическое общество наконец объединило северо-западную ворону с американской вороной.

stonechat

Статистика: птицы на слух

Начинающих бердеров часто интересует вопрос, можно ли считать виды птиц, которых удалось только услышать, но не увидеть. Первый ответ, который обычно дают, состоит в том, что каждый сам решает, что считать, что не считать. Второй – что большинство наблюдателей учитывают таких птиц.

[photo]
Болотная камышевка (Acrocephalus palustris)

В пользу этого мнения можно привести много аргументов. Песни и позывки птиц являются важной частью «имиджа» птицы, частью того, что нас в них привлекает. Бердеры учат и запоминают голоса, что помогает им находить больше птиц. С точки зрения citizen science, песня свидетельствует о присутствии некоего вида так же надежно, как и визуальное наблюдение. Наконец, некоторых птиц гораздо легче услышать, чем увидеть, вплоть до того, что вероятность случайного наблюдения близка к нулю, а специальные усилия могут быть разрушительны для самих птиц и их местообитания.

Важной оговоркой является необходимость стопроцентной уверенности в правильности определения вида.

В своей базе данных я отдельно помечаю птиц, зарегистрированных только на слух. За счет этого я смог собрать некоторую статистику за те 13 лет, что я занимаюсь бердингом.

Итак, птицы, которых я только слышал, отсортированные по количеству встреч. Интересно, что все они принадлежат к фауне Северной Америки.

  1. Жалобный козодой (Eastern Whip-poor-will) – 6 – Поет в темноте и сумерках. Один раз на кемпинге он пел прямо над палаткой, но увидеть его было невозможно.
  2. Североамериканский конек (Sprague’s Pipit) – 4 – Уязвимая птица прерий. В Манитобе только на крайнем юго-западе. Можно сравнить с полевым жаворонком – поет высоко в небе, потом прячется в траве. Увидеть довольно сложно.
  3. Пестрая неясыть (Barred Owl) – 3 – Этих сов регулярно видят в парках, так что я надеюсь рано или поздно она попадется и мне.
  4. Овсянка Нельсона (Nelson’s Sparrow) – 3 – Пела у меня за окном. Увидеть, в принципе можно, но только если повезет, поскольку и встречается она не часто.
  5. Желтый погоныш (Yellow Rail) – 2 – Этот погоныш очень скрытен, живет в болотах и поет только ночью после наступления темноты (голос). Скорее всего, я никогда его не увижу. Но на миграции изредка попадался людям.
  6. Североамериканский мохноногий сыч (Northern Saw-whet Owl) – 2 – Очень надеюсь найти этого сычика, его тоже регулярно встречают в парках.
[photo]
Болотный крапивник (Cistothorus palustris)

Голос болотного крапивника

Дальше птицы, которых я только слышал больше чем в половине случаев наблюдения.

  1. Перепел – 84.62 %
  2. Травяной крапивник (Sedge Wren) – 84.00 %
  3. Коростель – 76.92 %
  4. Каролинский погоныш (Sora) – 71.11 %
  5. Болотный крапивник (Marsh Wren) – 64.00 %
  6. Бурый короткоклювый дрозд (Veery) – 62.07 %
  7. Обыкновенная кукушка – 59.66 %
  8. Обыкновенный соловей – 57.14 %
  9. Пеночка-теньковка – 53.53 %
  10. Дроздовидная камышевка – 53.09 %
  11. Полевой жаворонок – 51.39 %

Далеко не все эти птицы очень скрытные, например, дроздовидную камышевку обычно не сложно увидеть, но и голос у нее ого-го, ни с чем не спутаешь. Да и кукушку найти не было такой уж проблемой.

Ниже 50% идут тоже любопытные птицы, вроде иволги, пеночки-трещотки, красноглазого вирео (Red-eyed Vireo) и американского бекаса (Wilson’s Snipe) – которого определяют не по голосу, а по звуку вибрации перьев!

Последний пункт: больше всего регистраций на слух происходит в июне – 11.75 % всех наблюдений. Июль и май – следующие. Особенно резкий скачок между июлем и августом: с 9.66 % до 3.91%. Меньше всего звуковых наблюдений в ноябре – 2.12 %.

Напоследок – голос коростеля в тумане!

Это видео на Youtube
stonechat

Итоги года – 2020

В конце осени в Манитобе наблюдался небольшой залет зимних вьюрков и примкнувших к ним птиц. Наиболее редкий вид – вечерние дубоносы (Evening Grosbeak) – долетели даже до Виннипега, но тут мне так и не попались. Вместо этого мы с О. отправились на север вдоль берега озера Виннипег, и нашли большую стаю возле Gull Lake. Потом еще съездили на незамерзающую воду у плотины Powerview – Pine Falls, но ранее наблюдаемых там морянок не увидели. Зато по дороге встретили двух бородатых неясытей!

[photo]
Бородатая неясыть (Strix nebulosa)

Кроме того, оставалось у меня еще несколько «проклятых птиц» (nemesis bird). Во-первых, обидно было, что я так и не встретил каролинского меланерпеса (Red-bellied Woodpecker). Этот дятел родом с юго-востока США, постепенно распространяется на север и запад. Только пару лет назад было впервые подтверждено гнездование в Манитобе, а теперь, похоже, потомки этих птиц расселяются по городу. Сообщения о встречах с ними приходят из разных парков вдоль Red River. Я несколько раз предпринимал попытки найти эту птицу, но безрезультатно. Вплоть до 8 декабря, когда в одном из парков (о котором я узнал только в этом году) я все-таки смог обнаружить одну особь.

Во-вторых, два традиционно зимних кочевника – чечетки и свиристели. Нельзя сказать, что их не было, нельзя даже сказать, что сообщений было мало, но у меня не получилось их найти в Виннипеге. Наконец я выехал за пределы города, и тут, на кормушке возле Oak Hammock Marsh увидел наконец чечеток. Дальше поехал просто наугад, по дороге где видели второй вид. И тут мне повезло: остановившись на перекрестке я услышал знакомый голос. Когда удалось остановиться и посмотреть назад, я убедился, что это были они – свиристели.

В последние дни года был шанс добавить еще один вид. В Виннипеге видели Townsend’s Solitaire, редко, но регулярно залетающий западный вид. Что забавно, держался он на Townsend Avenue. Два дня его наблюдали там. На третий день мы с О. съездили за ним, но птицы не было видно.


А теперь итоги. После нескольких лет немного ленивого бердинга 2020 год был более активным. Не стану отрицать, что работа из дома значительно поспособствовала этому. За год я увидел 240 видов, и все в Манитобе. Конечно, в те годы, когда я посещал другие страны, было больше. Но это рекорд для года в Канаде (против 225 в 2018, когда я побывал в Ванкувере) и для года в Манитобе (прошлый рекорд: 220 в 2016). Как видно, улучшение заметное.

В Виннипеге тоже не отставал – встретил 181 вид (прошлый рекорд: 163 в 2018). Чего я не ожидал, так это того, что добавлю к списку города 14 новых видов! (Для сравнения, в прошлом году добавил 9 и довел количество до 200, значит теперь оно достигло 214). Одной из удач было обнаружение места остановки пролетных куликов в пределах города.

Лайферов встретил 5 (в прошлом году 2). А новых для моего списка Канады и Манитобы – 8 (кроме лайферов, это птицы, которых я раньше видел в других странах). Никаких особенно круглых цифр не достиг, мой лайфлист составил 539 видов.

Самой большой редкостью была Worm-eating Warbler в апреле в Виннипеге.

Из-за рекордного года, число пропущенных обычных видов не велико. Не видел пару гусеобразных – Cackling Goose и белолобых гусей. Также, сколько ни старался, не смог найти Cape May Warbler. Northern Parula тоже не покорилась. Американских коньков встречал каждую осень – а этой пропустил.

Несмотря на ограничения передвижения, я побывал в новой провинции – в Саскачеване! Естественно, я там ни с кем не встречался, просто проехался по разбитым проселочным дорогам, но об этом я расскажу в отдельной записи.

Медленно, но неуклонно сокращается список относительно обычных птиц, которых я еще не встретил в Манитобе. Самыми вероятными я бы назвал американскую золотистую ржанку, тетеревятника и Connecticut Warbler. Из личных целей мечтаю увидеть Northern Saw-whet Owl (его я только слышал). Ну и конечно же кречет, которого уже давно хочу найти.

Чем и займусь в новом году.

stonechat

Бердинг в сомнительных местах

Сентябрь

В фольклоре бердеров (а также фольклоре о них) популярной темой является поиск птиц в непритязательной обстановке. Например, на свалках хорошо искать редких чаек. Я не раз ездил вокруг виннипежской Brady Road Landfill (например, там был встречен беркут), но собственно на свалке не был ни разу. И только в этом сентябре мне впервые представилась такая возможность.

Но об этом позже, а сначала мы с О. побывали на местной станции аэрации (ну, это для меня не в диковину). В этом случае скандальной была не столько сама станция, сколько наш способ проникновения туда. Достаточно сказать, что он включал в себя ворота с колючей проволокой и надписью Private Property (вообще-то я думал, что эта институция принадлежит городу). Сам бы я на такое не решился.

Дело происходило в День труда, когда, как известно, никто не работает. Мы прошлись вдоль нескольких прудов аэрации. Было очень много уток, но нашей целью были несколько египетских цапель, которых там видели накануне. Цапель мы не нашли, но в утешение нам попались несколько круглоносых плавунчиков (Red-necked Phalarope) – впервые вижу их в Виннипеге.

Также, в этом году на озерах Манитобы было какое-то невероятное количество наблюдений интересных северных птиц. Несколько раз видели два вида поморников: короткохвостого (Parasitic Jaeger, фото) и длиннохвостого (Long-tailed Jaeger). Забегая наперед, в октябре была встречена моевка (Black-legged Kittiwake, фото) и каменушка (Harlequin Duck).

А в середине сентября я поехал на Delta Beach, где наблюдали Sabine’s Gull (фото). Кроме того, в планах были и другие виды, например американские золотистые ржанки. С этим всем не повезло, но на обратном пути я наконец заехал на свалку города Portage la Prairie. В отличии от виннипежской, это довольно маленькая, камерная свалка. Проезжая мимо будки на входе, надо помахать своим биноклем и вас пропустят. Возможно потому, что свалка находится строго на юг от озера Манитоба, там постоянно находят редких чаек.

Я сразу же начал сканировать колоссальное скопление делавэрских (Ring-billed Gull) и франклиновых чаек (Franklin’s Gull), с вкраплениями серебристых. Моей целью была клуша (Lesser Black-backed Gull) – в последние дни тут наблюдали молодую (опознать которую мне было бы непросто), но встреченный на пляже бердер сказал, что он видел и взрослую. И удача мне улыбнулась, я увидел более темную мантию! Плюс один вид в Канаде. Правда, не удалось увидеть калифорнийскую чайку.

[photo]
Клуша (Larus fuscus)

Кроме всего прочего, в своих странствиях я встретил вот такого необычного краснохвостого канюка (это так называемый Harlan’s Hawk – форма или подвид).

[photo]
Red-tailed Hawk (Harlan’s) (Buteo jamaicensis)

В конце сентября хорошо начали лететь американские коньки и лапландские подорожники. Съездили на Patricia Beach, мельком видели и слышали подорожников, но не коньков (кажется, это будет первый год, когда я их пропущу). Также добавил в список несколько видов, которых не хватало, например Sharp-shinned Hawk.

Октябрь

В октябре почти не ездил за птицами, хотя на озерах еще много всего интересного находили – и коньков, и поморников, и несколько видов турпанов (scoters).

Только в конце месяца немного расшевелился. Нашел в одном парке под кормушкой Vesper Sparrow, что довольно необычно, и хорошая птица, чтоб добавить к списку города.

В парке неподалеку от нас видели Varied Thrush – регулярно залетающий западный вид. Но где конкретно его искать? На фото в фейсбуке и eBird он сидит на кусте с красными ягодками. Я пошел бродить по парку, отмечая все красные ягоды. И, как ни удивительно, нашел!

Ноябрь

В ноябре мы встретил гуся Росса (Ross’s Goose) в скоплении казарок на Ред-ривер.

А вообще наступило время зимующих птиц. Не могу сказать, что они были особо благосклонны ко мне. Чечеток и свиристелей я пока так и не увидел. Были, правда, белокрылые клесты. Также в этом году небольшая инвазия вечерних дубоносов (Evening Grosbeak) – их видят и слышат гораздо больше, чем раньше. Но это «гораздо больше» совсем не означает, что найти их легко, хоть я и не теряю надежды. Пока попались только щуры (Pine Grosbeak).

[photo]
Щур (Pinicola enucleator)

И еще одна птица которую я нашел почти сам – североамериканская совка (Eastern Screech-Owl). Та же история – сообщение из парка, без точного места (все правильно – не раскрывайте публично точное место дневки сов!) Я пошел бродить, высматривая подходящее дупло. Уже возвращаясь назад, услышал необычные сигналы гаичек и поползней – и они указали мне на сову! Я раньше о таком только слышал, теперь это произошло и со мной!

Collapse )
stonechat

Итоги августа – пятый лайфер

Август всегда был месяцем, в котором я встретил больше всего видов птиц и больше всего лайферов. Ведь это время пролета куликов, время, когда я впервые побывал на Арабатской стрелке, когда приехал в Нью-Йорк и посетил Jamaica Bay Wildlife Refuge. Правда, в последнее время май и апрель составляют ему конкуренцию в этих двух дисциплинах, но август не сдается и то уравнивает счет, а то и вырывается вперед.

1 августа я поехал на песчаную косу Riverton Sandy Bar, которая является «территорией, важной для птиц» (Important Bird Area). Когда-то там гнездились Piping Plovers, но их уже давно не наблюдали. Коса густо зарастает каким-то интродуцированным растением, и ранее волонтеры каждый год частично уничтожали эти растения, но в этом году по понятным причинам этого не произошло.

Коса хороша для пролетных куликов, и хотя я встретил большинство нужных мне куликов уже весной, как минимум две цели оставались: песчанка (Sanderling) и исландский песочник (Red Knot). Песочников не было, зато песчанки не разочаровали (не встречал их с 2016 года). Неожиданно встретил очень раннего Northern Waterthrush.

[photo]
Песчанка (Calidris alba)

Но куликов можно увидеть не только на озерах. Недалеко от Виннипега есть поля, где выращивают газонную траву. На осенней миграции это место облюбовали тулесы и желтозобики. Чаще всего они проводят время далеко в глубине поля, близко к поливальным машинам. Тулесов я еще кое-как могу рассмотреть – они крупнее и обладают контрастным оперением, а вот желтозобики – мелкие, желтоватые – абсолютно теряются на фоне травы или земли.

В первых числах августа пришло сообщение, что особенно большая стая желтозобиков держится на привычном месте. Некоторым удалось даже неплохо их сфотографировать, зайдя вглубь поля. Я отправился туда рано утром. У края поля сразу же заметил стайку из 6 куликов, еще один летал независимо от них. Я сконцентрировал свое внимание на первых 6, но это были Baird’s Sandpipers. Но зато тот один, которого я только мельком рассмотрел и успел сфотографировать в полете один раз, оказался желтозобиком (Buff-breasted Sandpiper). Конечно, не на такую встречу я надеялся, но лайфер есть лайфер. Заехал с другой стороны, посмотрел в бинокль на бурые комочки среди тулесов (тоже желтозобики) и поехал домой. На следующий день в том же районе увидел Long-billed Dowitcher.

В середине августа – пролет ворблеров (рановато начался, по моим ощущениям). Лучше всего их наблюдать в English Garden Ассинибойн-парка. Но вот незадача, раньше этот сад (то есть цветник) открывался рано, а сейчас в 9 часов. К этому времени там уже слишком много посетителей, как бердеров и фотографов, так и просто прогуливающихся. Так что я был рад встретить большинство ворблеров не в саду, а в зарослях на берегу реки Ассинибойн. Самые лучшие виды – канадская вильсония (Canada Warbler) и зеленый лесной певун (Black-throated Green Warbler). Кроме того, в августе там всегда можно найти рубиновогорлого колибри – для меня это была первая встреча в году. Попался дрозд – Veery, довольно рано для этого вида.

Наконец, в конце августа с О. поехали на велосипедах в FortWhyte Alive (Environmental Centre с большими озерами). На тропе, ведущей к нему, есть маленькое озерцо, наполовину заросшее тростником, наполовину высохшее. На нем один местный наблюдатель видел молодого Virginia Rail. Я стал высматривать, нет ли какой-то птицы на противоположном конце озера. Моему воображению рисовалось что-то относительно крупное, хотя бы с камышницу или лысуху размером. Внезапно, я заметил совсем рядом со мной маленькую, как цыпленок, темную птичку. Она искала пищу в мягкой грязи и земле. Пастушок оказался совершенно бесстрашным – вышел прямо к нам под ноги, побродил и ушел назад в камыши. Там же нам попалась Mourning Warbler – редко вижу эту птицу, а особенно осенью, когда ее оперение не особо примечательно.

[photo]
Центральноамериканский пастушок (Rallus limicola)

Для тех, кого интересует listing – только август, а я уже превзошел наибольшее количество птиц, которое я когда-либо видел в течении года в Манитобе (225 против 220) и в Виннипеге (166 против 163). Желтозобик стал пятым лайфером в этом году (в прошлом было всего два), а пастушок – очередной новой птицей в моем списке города.

Collapse )
stonechat

Лайфер за окном

В последнее время Nelson’s Sparrow (нельсонова овсянка) был в списке следующих 10 новых птиц, которых я надеюсь встретить. Я часто слушал его голос. А голос у него довольно необычный – краткое и резкое шипение, которое сравнивают со звуком капли воды, испаряющейся с раскаленной сковороды. Такой странный голос, что сложно даже представить, как он звучит в реальности.

Особенно хорошо я старался заучить этот звук перед поездкой на запад Манитобы, которую я планировал в конце июня (ее пришлось перенести на июль, но она состоялась, о чем я напишу позже). В то же время по вечерам я вдруг стал слышать через открытое окно странный звук, похожий именно на голос нельсоновой овсянки.

Честно говоря, я долго отбрасывал эту мысль, тем более место у нас относительно шумное, ездят машины и шумит вентиляция окрестных домов. Я посчитал, что это может быть любой антропогенный звук.

Однако 1 июля, в день Канады (возможно, было меньше машин из-за праздника), поздно вечером, я услышал тот же звук довольно четко и регулярно доносящийся со стороны пустыря за железной дорогой и решил, что наконец-то надо проверить!

Надо сказать, этот пустырь (довольно большой, но уже наполовину застроенный, а скоро будет застроен целиком) представляет собой смесь травяной растительности, кустарников, мелких осин и – главное – болотоподобных луж с камышами и прочей водной растительностью. Последнее – это как раз подходящий биотоп для Nelson’s Sparrow!

Я вышел на край пустыря и стал слушать. Голос был явно птицы, повторялся постоянно и был чрезвычайно похож на голос нельсоновой овсянки! Хотя он несколько отличался от наиболее характерных записей, я потом выяснил, что бывают вариации песни.

Я записал голос на телефон, хотя шум города создавал слишком громкий фон. Заходить на пустырь не стал – в темноте не хотелось идти по неизвестной местности. К тому же по ночам там часто воют койоты.

Хотя поначалу у меня были сомнения, но постепенно они развеялись. Я спросил совета у местного бердвочера в фейсбуке. В следующие недели я несколько раз предпринимал попытки записать голос получше. Я все-таки осмелился приблизиться к птице поближе и смог расслышать некоторые свойства песни, которые раньше были неразличимы. Но с точки зрения записи, хоть я и взял с собой микрофон, удача мне не улыбнулась: один раз ветер был слишком сильный, а в другой внезапно интенсифицировалось автомобильное движение на дороге, а потом завыли койоты и я решил ретироваться.

Тем не менее я получил новый лайфер – Nelson’s Sparrow, причем прямо за своим окном! Через некоторое время один местный бердер приезжал утром на пустырь, он утверждает, что слышал даже двух птиц.

… и другие птицы

А концу июля у нас случился залет DIckcissel’ов (американская спиза). Это такая птица прерий и сельскохозяйственных ландшафтов, которая вообще-то обитает в центральной части США, но склонна к массовым миграциям и залетами (irruptions). Я уже видел ее в Манитобе в 2017 году. И вот снова стали поступать многочисленные сообщения о встречах этих птиц. Поначалу они были только с востока, почти что с границы бореального региона. Однако вскоре спизу увидели и неподалеку от Виннипега! Я не мог пропустить такой шанс и съездил на нее посмотреть. Нашел самца и самку. Чем они хороши: их довольно легко найти, они держатся в одном месте, обычно на краю поля, часто садятся на столбы и провода. Местные бердеры говорят, что эти птицы могли бы и загнездиться, но в этот период обычно скашивают люцерну и они пропадают.

[photo]
Американская спиза (Spiza americana)

Но это еще не все – вскоре оказалось, что диксиссела можно увидеть и в Виннипеге. То есть, конечно, на самом южном краю города, среди полей, у моста через Ред-ривер, но административно это Виннипег!

Я не мог отказать себе в удовольствии съездить и туда и добавить еще один вид в свой список города – уже 11-й в этом году (по сравнению с 9 в прошлом). Итого я видел 211 птиц в Виннипеге, 156 в этом году (что превосходит почти все прошлые годы – а ведь это только июль).

stonechat

Рекордный день и третий лайфер

Каждый год надо хоть раз съездить на Shoal Lakes. Это комплекс из трех довольно крупных озер, где гнездится множество околоводных птиц. Например, белые цапли там абсолютно обычны, в то время как на остальной территории Манитобы встречаются в основном на пролете.

Съездить туда я решил 30 мая. Раньше, дорога проходящая между двумя озерами – Северным и Восточным – была размыта. Можно было остановиться неподалеку, пройтись пешком, и оказаться у воды, в одиночестве (за исключением, конечно, сотен громких крикливых птиц – болотных крапивников, трупиалов, крачек). Теперь же дорогу отремонтировали, сделали аккуратную насыпь. Но это оказалось не так уж плохо – можно остановиться на обочине и наблюдать птичью жизнь в камышах и на озерах. Обзор стал даже шире, а машин там ездит мало.

Еще по дороге туда встретил таких интересных птиц, как красноголовый дятел (видео в прошлой записи), канадских журавлей (Sandhill Crane), Brown Thrasher. На озерах, как и ожидал – белые цапли, кваква, крачки, Virginia Rail, Western Grebes. Про более обычных и не говорю (хотя желтоголовых трупиалов в этом году что-то мало, причем везде).

Из куликов видел Willet, американского плавунчика (Wilson’s Phalarope), малых песочников (Semipalmated Sandpiper) (очень близко, хорошо маскируются). А самое интересное – несколько камнешарок! Вообще, я очень люблю этих птиц, потому что еще в начале своей бердерской карьеры видел их на Арабатской стрелке. По той же причине, всегда ожидаю их на песчаном пляже, а не на грязевых берегах озера, среди камышей. В этой точке путешествия что-то произошло с батарейкой моего фотоаппарата, так что после этого наблюдать стало гораздо легче – не надо было беспокоиться о фотосъемке :)

[photo]
Малый песочник (Calidris pusilla)

После я еще попробовал найти прерийного кулика – Upland Sandpiper, но безуспешно. Тем не менее, в процессе разъездов я отметил большое количество обычных птиц – водных, полевых. лесных. Вернувшись в Виннипег и подсчитав количество видов, я понял, что вполне могу установить свой новый дневной рекорд. Это дало мне силы съездить еще в пару мест в городе (в одно из них – на велосипеде), чтоб набрать еще больше. Результат оказался таков: 79 видов за день! (Предыдущий рекорд был 74 вида, в поездке на запад и Whitewater Lake.) Но это еще что, один молодой местный бердер незадолго до того увидел 120 видов за день.

Май на этом закончился, но не хороший бердинг! Хотя попытка найти американских золотистых ржанок увенчалась неудачей, 5 июня я отправился в поля недалеко на север от Виннипега. День был ветренный и дождливый, но уж очень хотелось погулять. Цель была одна – вечерняя овсянка (Vesper Sparrow), которая обычно там присутствует. Тут я стал придумывать, куда еще съездить. Остановился в одном месте – дорогу перешел воротничковый рябчик (Ruffed Grouse). Поехал дальше, вижу на поле скопление чаек. Решил их рассмотреть, вдруг какая-то интересная; да нет, все делавэрские (Ring-billed Gull). А что это за серое пятно? Какой-то кулик с длинным клювом. Я, было, решил, что это Marbled Godwit. Но клюв загнут вниз… Да это же средний кроншнеп (Whimbrel)!

[photo]
Средний кроншнеп (Numenius phaeopus)

Лайфер, между прочим (537)! Третий в этом году, а ведь в прошлом было только два! Кроме того, награда за бердерскую внимательность – мог бы и проехать мимо скучных чаек. Этот вид встречают у нас каждый год на пролете, но немного. Обычно так и попадается кому-то на случайном поле (или на берегу наших Великих озер – Виннипег и Манитоба).

На следующий день с О. утром пошли в парк на берегу реки в Виннипеге. Мой план был увидеть несколько обычных птиц, которых еще не хватало в списке: кедровых свиристелей (Cedar Waxwing), Great Crested Flycatcher и Indigo Bunting. Это нам удалось, но когда мы зашли в ранее незнакомую часть парка, оказалось, что орнитофауна здесь еще богаче: мы увидели поющего виреона (Warbling Vireo), слышали восточного пиви (Eastern Wood-Pewee), а самое интересное – я опознал, сначала по голосу, а потом и визуально, мою городскую nemesis bird – желтогорлого вирео!

Следующая поездка – 7 июня (вот такой вот трехдневный марафон). На этот раз на юг провинции, в район Pembina Valley, где ландшафт отличается от плоских окрестностей столицы. Kaleida Marshes – хорошее место для околоводных птиц. Тут я наконец увидел черношейных поганок (Eared Grebe), которых не всегда легко найти в Манитобе. Их было не мало, а в прошлом году тут же не нашел ни одной. Вообще, видовой состав довольно любопытно отличается от года к году.

[photo]
Черношейная поганка (Podiceps nigricollis)

Съездил также, нашел Say’s Phoebe – они живут на заброшенном амбаре, и это самое восточное место гнездования в нашей провинции. Потом еще прошелся по тропе в Pembina Valley Provincial Park. На обратном пути остановился в одном месте, посмотреть нет ли Bluebirds в гнездовых ящиках. Вместо этого необычный голос указал мне на красноглазого тауи! Это нечастая встреча у нас, я только впервые в этом году увидел его в Виннипеге!

Что еще нового? Ночной бердинг на Ross Marsh! Главная цель – желтый погоныш, удивительно скрытная болотная птица. Находят его почти исключительно по голосу, а поет он после наступления темноты, да и то не сразу. Был там уже два года назад, и слышал его вдалеке и тихо. Но в этот раз мне повезло! Как минимум два или три погоныша щелкали довольно близко к дороге. Послушайте, какой у него отличный голос! Также на записи слышен Whip-poor-will (козодой). А по дороге туда я видел черного медведя у края леса!

Вроде на этом все. Очень активный июнь, точнее его первая половина. Еще в Виннипеге увидел несколько хороших птиц, например боболинка (Bobolink) (не часто эта прерийная птица тут гнездится) и Orchard Oriole. По числу видов результаты уже превосходят почти все прошлые годы на эту же дату!

Collapse )
stonechat

Май: ленивый лайфер и кулики в Виннипеге

Наконец-то настоящий майский бердинг! Этот месяц – лучшее время для наблюдения птиц. Прошлые несколько лет я в силу разных причин проводил его не очень активно. А сейчас, несмотря на карантин (или благодаря ему), снова с головой окунулся в ежедневную погоню за новыми пролетными и возвращающимися птицами.

Первая половина месяца состояла практически из непрерывного добавления обычных видов. Упоминания заслуживает разве что стая американских лебедей (Tundra Swan), встреченная нами 1 мая. Традиционные ворблеры задерживались (кроме некоторых самых банальных). Ближе к середине мая наконец появились интересные пролетные воробьи, такие как белобровая овсянка (White-crowned Sparrow) и северная зонотрихия (Harris’s Sparrow).

[photo]
Северная зонотрихия (Zonotrichia querula)

13 мая произошло давно ожидаемое событие – я встретил одну птицу, которая в Манитобе вроде бы есть, но как-то малочисленна. Это красноглазый тауи (Eastern Towhee)1. Что особо в этом всем интересно, это факт, что последний раз я наблюдал тауи в апреле 2011 года в Нью-Йорке. Таким образом был достигнут новый рекордный перерыв между встречами одного вида: 9 лет и 2 недели.


1 Русское название «тауи» – пример самодеятельной транскрипции. По-английски это произносится ближе к «тохи».


Еще через несколько дней в бердерских кругах Виннипега разнеслась благая весть – на юге города осушают пустырь под застройку, а пока на нем грязь и лужи, там повадились останавливаться пролетные кулики. Мы тоже съездили туда два раза. Кроме периодически попадающихся в городе дутыша (Pectoral Sandpiper) и песочников-крошек (Least Sandpiper), добавили совсем непривычные виды: Semipalmated Plover, Baird’s Sandpiper, White-rumped Sandpiper, Hudsonian Godwit. Другие бердеры наблюдали там и чернозобиков, и камнешарок. Печально в этом только то, что на следующий год это место наверняка будет застроено, и куликам придется искать новые остановки.

[photo]
Дутыш, Песочник-крошка (Calidris melanotos, Calidris minutilla)

Вообще, кулики летят в этом году хорошо. Те же канадские веретенники (Hudsonian Godwit), ранее, бывает, встретишь одного и радуешься. А в этом году их много, чуть ли не больше чем пятнистых веретенников (Marbled Godwit). Были и Short-billed Dowitchers, и Stilt Sandpiper. И чернозобики (Dunlin) – к ним у меня особенная любовь, потому что я помню, как наблюдал их на Арабатской стрелке в 2008 году.

[photo]
Чернозобик (Calidris alpina)

При всем при этом, ворблер все не летел, несмотря на благоприятную погоду. Но ведь вечно это продолжаться не могло. Прорыв состоялся 26 мая, когда мы с О. отправились в Bunn’s Creek.

Но сначала произошло то, что я назвал ленивым лайфером – встреча желтобрюхого эмпидонакса (Yellow-bellied Flycatcher). Дело в том, что американские мухоловки рода Empidonax очень похожи. Хотя желтобрюхий как раз должен отличаться цветом этого самого брюха, это правило не всегда выполняется. К тому же эти мелкие непримечательные птички любят держаться в густом переплетении ветвей, где тень чередуется с ярким солнцем, а добавив еще молодых зеленых листочков, мы получим разнообразные отсветы, которые делают определение цвета брюха ненадежным занятием. Кроме того, от малой мухоловки (Least Flycatcher) они немного отличаются характером песни, но это различие настолько слабое, что мне не удалось его выучить.

Поэтому, хотя другие бердеры постоянно наблюдают эту птицу, мне не удалось ни разу ее надежно зафиксировать, хотя, думаю, она мне попадалась. Но 26 мая наконец-то удалось увидеть желтую грудь и живот мухоловки, и новый вид был торжественно внесен в список.

А ворблеров мы увидели таких: Magnolia, Bay-breasted, Blackpoll, Chestnut-sided, Blackburnian, это не считая ранее виденных (Nashville, Orange-crowned, American Redstart). Это не все, но уже неплохо.

Но май это май, дальше только лучше! 28 мая я поехал в Birds Hill Park, в свое любимое место, где я отмечал манитобскую достопримечательность – Golden-winged Warbler. Правда, два последних года мне не удавалось их найти, тем приятнее было, что в этот раз я без труда встретил этих красивых птиц – двух поющих самцов и одну самку.

[photo]
Золотокрылый пеночковый певун (Vermivora chrysoptera)

Нашел и обычно обитающих тут Rose-breasted Grosbeak (тоже громко и красиво поющего) и Broad-winged Hawk. Чуть менее ожидаемой была жаворонковая овсянка (Lark Sparrow) – красивый американский воробей. Я знал, что они есть в парке, но мне попадались только в другой его части.

Воодушевленный этим всем, я решил на обратной дороге заехать еще в одно место в Виннипеге, поискать недостающих ворблеров. Тут, вместо ворблеров, мне улыбнулась бердерская удача – я встретил красивую птицу, более характерную для скудных рощ манитобского региона Interlake – красноголового дятла!

Дятел был пуглив, поэтому в качестве иллюстрации покажу видео, записанное через несколько дней. Кстати, интересные наблюдения мая на этом не закончились, но я уже и так слишком много написал, продолжу в следующем посте.

Это видео на Youtube Collapse )