stonechat

Краткий отчет за май

Каждый раз даю себе обещание писать хотя бы одну запись в месяц. Это почти всегда получалось – за исключением одного-двух пропущенных месяцев. Однако в 2019 году все пошло иначе: это лишь третий пост более чем за полгода. Но на это были и объективные причины, а не только обычная прокрастинация.

Пролет ворблеров

Как я уже писал, зима была долгой. Еще в середине мая было холодно, из-за чего прилет птиц замедлился. Даже когда потеплело, птицы полетели не сразу. Особенно это касается ворблеров. Хотя самые массовые виды появились раньше (Palm, Yellow, Wilson’s, American Redstart), интересных ворблеров я начал встречать только 30 мая (Blackburnian, Cape May). И пролет, как и с утками, быстро закончился, так что некоторые виды я так и не увидел.

Новый вид в Виннипеге

Работа в даунтауне и возвращение на автобусе принесли интересные плоды. Если слишком долго ждать прямого автобуса домой, я могу сесть на другой и пройти около километра пешком. Путь пролегает мимо заболоченной, заросшей камышами области вокруг автомобильной развязки, а далее мимо озера, так что это еще и возможность для бердвочинга.

Самая неожиданная встреча случилась 17 мая, когда я заметил стайку мелких куличков, которые покружились над моей головой и очень удачно сели на край лужи, возле самого асфальта. Вдобавок, они были не очень пугливы и позволили мне подобраться поближе и даже снять их на телефон. Это были песочники-крошки (Least Sandpiper). Которых я ранее не встречал в городе. Что замечательно в свете моей полу-серьезной цели довести количество виннипежских видов до 200. Довольно необычно наблюдать их на краю автомобильной дороги! (Фото ниже из другой поездки.)

[photo]
Песочник-крошка (Calidris minutilla)

Также через несколько дней я таки увидел красных кардиналов, которые прежде от меня ускользали. Я видел их в парке, где и раньше, но это была не пара, а два поющих самца! Вообще, у меня ощущение, что кардиналы начали колонизировать Виннипег. Если в прошлые годы была известная пара в этом парке и эпизодические встречи на чьем-то заднем дворе, то в этом году, кажется, появилось как минимум еще одно надежное место и было больше сообщений из других районов города. Может быть, та самая пара даст начало новой манитобской популяции?

Shoal Lakes

Каждый год надо съездить на Shoal Lakes, как минимум, чтоб увидеть Western Grebes. Ну и в надежде на что-нибудь еще, которая обычно не сбывается. Интересно было наблюдать скопления из нескольких десятков вышеупомянутых песочников-крошек. Белых и голубых цапель встретил впервые в этом году.

[photo]
Западноамериканская поганка (Aechmophorus occidentalis)

Разведал путь по западному берегу озера. Также мне стало известно, что отремонтировано ранее затопленное шоссе между двумя озерами. Наверное, хорошо для местных жителей. Но раньше было так удобно заехать в пустынное заброшенное место и брести по дороге между камышей, потом выйти прямо к воде и любоваться американскими шилоклювками (на этом видео виден гравий бывшей дороги). А теперь это невозможно.

Лайфер!

Instant лайфер. Все очень просто, даже слишком просто. Сидишь дома, думаешь куда поехать. Приходит письмо в рассылку, что на некотором пруду плавает хорошая птица. Пруд этот – отличное место для наблюдения водоплавающих, недалеко от дома (и совсем близко от старого места работы). Предлагаешь своей best birding buddy присоединиться. Вы едете на пруд, наводите бинокли, видите птицу.

[photo]
Американская синьга (Melanitta americana)

Это самка, выглядит не так причудливо как самец. 534-й вид в лайфлист: американская синьга (Black Scoter) (как заведено, недавно отделенная от европейской синьги). И, не стоит забывать, еще один вид в список Виннипега.

Birds Hill

Ну и в Birds Hill надо съездить, на поиски Golden-winged Warbler. Не нашел ни этого, ни даже Chestnut-sided Warblers, которых тут всегда в избытке! Да, это было еще до 30 мая. Но попались другие птицы, которых тут обычно нахожу, например Rose-breasted Grosbeak, Broad-winged Hawk, Baltimore Oriole, Veery, колибри. Одного варблера таки зафиксировал: Magnolia (ну это не считая желтых и yellowthroat’ов, которые были заметны и смелы).

[photo]
Колибри – вид снизу (Archilochus colubris)

Вот и все, май окончен, скоро ждите отчета за июнь!

Еще 8 фото и одно видеоCollapse )
Tags:
stonechat

Кратко о весне

В прошлом году весна была очень поздней. В середине марта было некоторое потепление, но апрель оказался холодным, ветренным и пасмурным. Только в мае стало тепло и птицы начали прилетать.

В этом году поначалу казалось, что все будет в порядке. Сильные морозы ушли, светило солнце. По утрам, конечно, температура все еще опускалась ниже нуля, но это ведь Манитоба. Однако апрель шел, а ничего особо не менялось. Вроде и не очень холодно, но как-то не совсем та весна, которой ожидаешь. Птицы летели, но вяло. Уже и май наступил, а все равно, проснувшись, обнаруживаешь –2 градуса, которые к вечеру превратятся в самое большее +8.

Если в апреле мой список видов опережал 2018 год, то в мае начал отставать. Традиционный пролет водоплавающих оказался каким-то смазанным, не было обычных масс уток разных видов.

Были, впрочем, и удачи. Например, удалось увидеть болотную сову, которую пропустил два последних года. Работа в даунтауне, наконец, позволила увидеть сапсана в гнездовом ящике.

Наконец-то, почти в середине мая, вроде бы пришло тепло. Дальше, без лишних слов, новые фотографии. Снял северную зонотрихию (Harris’s Sparrow) – самца в брачном наряде.

[photo]
Северная зонотрихия (Zonotrichia querula)
Красношейная поганка, желтоголовый трупиал и речной певунCollapse )
Tags:
stonechat

Итоги 2018 года и первый новый вид – 2019

В декабре я не стал подводить итоги года, гораздо интереснее было рассказать о поездке в Ванкувер. А в январе уже время прошло, да и итогов мало для одной записи. Уже было собрался писать на другую тему, но мне повезло – встретил первый новый вид 2019 года! Но о нем позже.

[photo]
Стая чечеток (Acanthis flammea)

Итоги года – 2018

2018 должен был быть похож на 2016. Оба этих года я не выезжал из Канады. Но есть и разница – 2016 я провел в пределах Манитобы, а в 2018 удалось посетить новое место на тихоокеанском побережье.

Так что результат в 225 видов является пока что самым большим за год в Канаде. Однако, если брать только Манитобу, то тут я встретил всего лишь 213, против 220 в 2016 году.

Лайферов вышло не так уж много: 18. Из них 10 в Ванкувере и 8 в Манитобе. Мой лайфлист достиг 532 видов. А к своему списку Канады я добавил, кроме новых видов, еще и пять ранее встреченных в США и Европе, доведя суммарное число до 269.

Зато особенно активно я побердвочил в Виннипеге, встретив 163 видов (заметно больше рекорда 2016 г – 155). Мог бы еще белую сову добавить в декабре, но поленился. Список города достиг 191 вида. Можно бы поставить цель довести его до 200, но боюсь за год этого не выйдет (за отчетный период всего 5 видов добавил).

Традиционная рубрика «обычные птицы, которых я пропустил» выглядит на удивление прилично, тут нет таких уж совсем банальностей как в прошлые годы. Отметить стоит, пожалуй, сапсана (несмотря на то, что я стал работать в центре города, где они гнездятся), воротничкового рябчика (Ruffed Grouse) и речную крачку.

Первый новый вид – 2019

Наблюдения в этом году начались довольно бодро. 1 января поехал в Oak Hammock Marsh. Там были зимующие красноплечие трупиалы (Red-winged Blackbird) и желтоголовый трупиал (Yellow-headed Blackbird). Впрочем, то, что искал, не попалось. Тогда отправился в другое место, прямо в черте города, где эту птицу видели ранее – и там нашел с легкостью. Птица эта – белая сова. Хорошее прибавление к моему списку Виннипега.

Дальше, конечно, встретил некоторое количество обычных зимой птиц, и некоторое – «необычно-обычных» (то есть тех, что в норме не зимуют, но на деле отдельные особи остаются каждый год, как кряквы и казарки у незамерзающих стоков или юнко и белошейные зонотрихии у кормушек). Приятной находкой была североамериканская совка (Eastern Screech-Owl) в гнездовом ящике.

Ранее традиционным аттракционом начала января был поиск местного экзота – евразийского полевого воробья, который еще с 2014 г. обитает в Виннипеге в стае домовых воробьев. Однако, последний раз его видели в октябре 2018 и с тех пор больше не находили. Вероятно, он окончил свою жизнь, однако оставил-таки след на Земле: по сообщениям наблюдателей, в стае попадаются гибриды полевого и домового воробья.

К концу января ударили сильные морозы (ниже -30 °C). За несколько последних дней я совсем заскучал без поездок, и когда температура выросла (и машина снова стала заводиться), я предпринял отчаянную попытку сходить погулять после пяти часов вечера.

На самом деле, было уже больше половины шестого, после заката, но еще не полная темнота. Я отправился в ближайшее место – Bunn’s Creek Park и был согласен не столько наблюдать птиц, сколько хотя бы погулять. Впрочем, я мог вполне расчитывать на одну достаточно реалистичную встречу – виргинского филина. В результате филина я не встретил, прогулка оказалась одним из случаев бердвочерского чуда, которых становится тем меньше, чем больше разрастается список.

Итак, побродив по парку минут 15, я немного замерз (температура выросла с -30 до -15, но сырой ветер не давал насладиться таким замечательным теплом) и решил, что пора уезжать. Но выйдя к парковке, я внезапно услышал со стороны рощи четкую, равномерную высокочастотную позывку с частотой где-то два раза в секунду: «ту, ту, ту, ту…». Я чуть ли не бегом бросился на голос. Не сразу было ясно, откуда он доносится. Кажется, птица перемещалась. В какой-то момент я сошел с тропинки и пошел по глубокому снегу, продираясь через кусты. Звук доносился совсем близко, я, конечно же, записал его на телефон. Казалось, еще несколько метров и я окажусь под деревом, где сидит певец. Но после затишья голос донесся совсем с другой стороны, а еще через какое-то время – совсем издалека.

Кто же это? Конечно, я сразу догадался, ведь я уже давно готовился услышать этот характерный голос. Но все же нужно было убедиться и сделать запись. Птица, которая издает такие звуки с конца января, после заката – североамериканский мохноногий сыч (Northern Saw-whet Owl)! 1

Ссылка на аудиозапись

Его английское название – Saw-whet Owl – включает слова saw «пила» и whet «точить». Кроме песни у этого сычика есть еще довольно разнообразные позывки, так что, как отмечает сайт Cornell Lab of Ornithology, неясно, какая из них напомнила древним американцам звук заточки пилы.

Впрочем, в нашу эру у людей совсем другие звуковые ассоциации. Не раз кто-то из участников традиционного «совинга» (owling), который проходит в начале весны, упоминал, что был очень удивлен услышать в глухом лесу звук автомобильной сигнализации, не сразу сообразив, что это подает голос маленький сычик.

Итак, первым новым видом 2019 года, как и в прошлом году, стала сова. На этот раз, правда, только услышанная, но не увиденная. Однако, можно будет поискать место дневки сыча – обычно он проводит время, скрываясь в густых хвойных деревьях.


1 Русское название крайне неудачное, ведь и просто мохноногий сыч Aegolius funereus тоже обитает в Северной Америке.

Tags:
stonechat

Зимняя поездка в Ванкувер, часть 2

Первая часть рассказа была прервана неожиданно, но продолжение не заставит себя ждать. Напомню, речь идет о прогулке по Stanley Park в Ванкувере.

Итак, зимующие водоплавающие у берега представлены кряквами, американскими свиязями, красношейными поганками, малыми гоголями. Но есть еще одна птица, и довольно многочисленная. На первый взгляд, вроде бы гоголь. То есть, конечно, гоголь. Но не обыкновенный. Исландский гоголь (Barrow’s Goldeneye)!

[photo]
Исландский гоголь (Bucephala islandica)

Как видите, он очень похож на обыкновенного, но отличия вблизи хорошо заметны. Пятно на щеке у самцов не круглое, а в форме полумесяца, и количество черного на спине и боках гораздо больше. Самки же отличаются цветом клюва: черный с желтым кончиком у обыкновенного, и обычно целиком желтый у исландского.

Пара этих птиц попалась мне еще в первый день и я был очень рад, так как это была одна из главных целей. Особо интересен широкий, но разорванный ареал их распространения. Они гнездятся на северо-западе Сев. Америки, но не только – еще и в Исландии (как можно догадаться по латинскому и русскому названиям). Кроме того, несколько изолированных популяций есть на северо-востоке Канады.

Я прошел еще вдоль берега и не найдя новых птиц, углубился в лес. Лес был очень необычный. Много папоротников, но особенно впечатляют огромные деревья. Нет, не секвойи, а всего лишь складчатые туи (Western Red Cedar – Thuja plicata). Настоящие гиганты среди обычных деревьев, ведь их диаметр достигает 3-4 метров. Кое-где от них остались лишь пеньки, тоже очень примечательного размера. В лесу было красиво, а еще довольно тихо, из птиц попались только тихоокеанские крапивники.

Я шел по тропинке к своей цели – Beaver Lake. Лес с вечнозелеными папоротниками и туями, освещенный солнцем, вполне мог сойти за летний. Но перейдя мост через автомобильную дорогу, я будто бы попал в winter wonderland. Все кусты и деревья, и даже лесная подстилка были покрыты густым инеем, от которого исходил ощутимый холод. В этой части леса обильно текут ручьи и, видимо, испарение воды в сочетании с ночным заморозком создало таку картину.

Зато птичья жизнь возле озера кипела. Очень активны были гаички. Похоже, они тут прикормлены, как во многих парках, потому что подлетали близко и пытались сесть на руку. К сожалению, семечек у меня не было. Но я воспользовался подвернувшейся возможностью сфотографировать еще один новый вид: рыжеспинную гаичку (Chestnut-backed Chickadee)! Очень милая птица, еще одна достопримечательность тихоокеанской фауны и самая маленькая гаичка в Сев. Америке. Присутствовали также обычные черношапочные гаички.

[photo]
Рыжеспинная гаичка (Poecile rufescens)

И сразу же после этого еще один новый вид: красногрудый дятел-сосун (Red-breasted Sapsucker)! Тоже обитающий вдоль побережья, родственник желтобрюхого sapsucker’а, но еще и с красной головой. Вскоре мне попалась пара золотых дятлов (Northern Flicker). Обычный вид, но другая морфа. В Манитобе и на востоке обитает так называемая yellow-shafted форма (с желтым исподом крыла, красным затылком и черными «усами»), а на западе – red-shafted, с оранжевым исподом крыла и черным усом. (В Аризоне я также видел золотистого дятла (Gilded Flicker), который напоминает промежуточную между этими двумя форму, но на данный момент выделяется в отдельный вид).

[photo]
Красногрудый дятел-сосун (Sphyrapicus ruber)

Ага, еще встретил разноголосого дрозда (Varied Thrush). Это западный вид, но он регулярно залетает в Манитобу, я как раз перед тем нашел его в Виннипеге. Дальше на озере были еще разные утки, но вообще ничего нового.

На следующий день погода поменялась, солнце и холод (вплоть до мороза) сменились потоплением, густой облачностью и дождем. В тот день я никуда не ходил. Но план назревал… К этому моменту у меня было 9 новых видов. Не мог же я остановиться на такой цифре. Кроме того, хотелось получить более подлинный опыт приморского бердвочинга.

Поэтому в свой последний день в Ванкувере я встал рано и отправился на троллейбусе в район университета Британской Колумбии. Расчет был оказаться на берегу моря перед восходом (когда уже обычно светло). Но из-за дождя и пасмурного неба все оказалось наоборот, даже на восходе было еще темно. Но ничего, зато я смог позавтракать в A&W и только тогда отправился к морю.

Често говоря, на гугл-картах это выглядело как короткая тропинка от улицы к пляжу. А в реальности оказалась длинной лестницей, спускающейся по крутому склону, заросшему причудливым мокрым лесом с папоротниками, кедрами и всем подобным. Да и берег, к которому я пришел, совсем не напоминал пляж (хотя на входе стоит табличка, предупреждающая, что это clothing optional beach). Это была довольно узкая полоса вдоль моря, каменистая, вдобавок заваленная огромными бревнами. Не везде можно даже было пройти вдоль воды, приходилось идти по мокрым скользким бревнам, прыгать по камням или углубляться в лес (а там какой-то колючий кустарник).

Не забудьте также про дождь, капли воды на объективе, постепенно промокающую куртку, запотевающий бинокль. Но все это создавало неповторимую атмосферу! К этому времени как раз стало посветлее, но все равно слишком темно для съемки.

В воде неподалеку тоже плавали… бревна? Иногда что-то вдруг высовывалось из воды и внимательно смотрело на меня, а может и сквозь меня. Это же тюлени (называемые тут Harbor Seals)!

Наконец я мог обратить внимание и на птиц. Конечно, чайки, часть из которых были серокрылые, часть неразличимые, но некоторые оказались сизыми чайками (Mew Gull)! Плюс один мой вид в Канаде. Раньше видел их в Европе, а американские считаются другим подвидом, так что не могу исключить, что их разделят.

Конечно, бакланы. Я не рассказал про местный вид – берингова баклана (Pelagic Cormorant), который я встретил еще в первый день. Они полностью черные, с зеленоватым отливом, и довольно тонкой шеей. Также я видел и ушастых бакланов (Double-crested Cormorant), но большую часть пролетавших вдалеке просто невозможно было опознать.

Пролетал белоголовый орлан с чем-то в когтях. Ну и водоплавающие. Внезапно, больше всего было больших крохалей. Они пронеслись мимо меня несколькими довольно крупными стаями. Попадались длинноносые крохали, исландские и обыкновенные гоголи. Были поганки: серощекие и красношейные, а больше всего неразличимых. И одна обыкновенная гагара.

Какие-то утки пролетали над морем, темные и непонятные, группами по три, четыре, восемь. Суммарно их было не намного меньше чем крохалей. Я долго не мог понять кто это. Но присмотревшись к фотографиям, а потом и в бинокль, увидел характерную белую сзади шею – это же пестроносый турпан (Surf Scoter)! Отличная птица, чтоб стать десятым новым видом! Фотография, конечно, никуда не годится, но мне хочется показать, какая у них белая шея и причудливый клюв!

[photo]
Пестроносый турпан (Melanitta perspicillata)

Итак, результат: 10 лайферов! Дополнительно еще два вида к списку Канады. Конечно, не все удалось увидеть. Жаль, что не попались черные кулики-сороки. Не смог найти и местную сойку – Steller’s Jay. Впрочем, тем интереснее будет еще когда-нибудь приехать.

Разноголосый дрозд, чирок-свистунокCollapse )
Tags:
stonechat

Зимняя поездка в Ванкувер, часть 1

Наконец-то свершилось, первая поездка года! Иначе этот год стал бы повторением 2016, когда я не покидал пределы Манитобы.

В начале месяца мы посетили Ванкувер в провинции Британская Колумбия. Конечно, не самое лучшее время, но если куда-то и ехать в Канаде в декабре, то это в Ванкувер. Зимой это самое теплое место в стране за счет того, что горы защищают его от холодного арктического воздуха. Средняя минимальная температура января – выше точки замерзания воды. Правда, это компенсируется обильными дождями. Нам повезло: несколько первых дней были солнечными (но температура ночью опускалась ниже нуля).

И конечно же, это запад континента, и птицы тут живут особые, западные! Даже обычные городские птицы-мусорщики тут не такие, как везде. Например, вороны. На узкой полосе вдоль тихоокеанского побережья от шт. Вашингтон до Аляски обитает северозападная ворона (Northwestern Crow). Критерии выделения ее в отдельный вид мне не очень ясны, но это историческая, традиционная классификация, а не недавний split. Многие источники не исключают, что она может быть подвидом американской вороны. Внешние отличия отсутствуют, голос немного ниже (мне кажется, я услышал, что он другой). Размеры в среднем мельче. Впрочем, утверждают, что те же признаки характерны и для живущего по соседству подвида Corvus brachyrhynchos hesperis. Но бердвочерам хорошо – плюс один вид, и определение по месту наблюдения.

[photo]
Северо-западная ворона (Corvus caurinus)

Ворон мы увидели еще в аэропорту, как и местных чаек. В первый же день, пока было время до захода солнца, мы побежали на пляж, посмотреть на воды Тихого океана. Если быть точным, то это, конечно, был лишь маленький залив (English Bay) в пределах другого залива (Burrard Inlet), который открывается в пролив Джорджия, который, в свою очередь, отделяет материк от огромного острова Ванкувер (не путать с городом), за которым уже начинается открытый океан.

В этой прогулке я увидел три новых вида, но о них позже. Сначала расскажу про следующий день, когда мы отправились в Ванкуверский аквариум. Тут мне удалось поближе понаблюдать за третьим (кроме ворон и голубей) представителем назойливых городских птиц – чайками.

Большинство знакомых нам чаек имеют черные первостепенные маховые перья (когда чайка сидит, это выглядит так, будто бы у нее черный хвост). Есть несколько арктических видов, у которых эти перья белые (например, бургомистр). А самая обычная в Ванкувере чайка – единственная, у которой эти перья серые, близки к цвету мантии (иногда немного темнее). Она так и называется – серокрылая чайка (Glaucous-winged Gull).

[photo]
Серокрылая чайка (Larus glaucescens)

Также, эта чайка легко скрещивается с западной чайкой (Western Gull Larus occidentalis), которая обитает вдоль побережья далее на юг. Пишут, что в штате Вашингтон меньше чаек этих двух чистых видов, чем гибридов. Внешность у них варьируется между двумя родительскими видами. Но в Ванкувере, насколько я понимаю, достаточно чистопородных серокрылых чаек. Встретил я также и пару делавэрских чаек (Ring-billed Gull).

Выйдя из аквариума (который находится в Stanley Park – большом парке), я не смог удержаться, чтоб не заскочить на несколько минут в лес, и был вознагражден. Сначала громкий стук указал мне на хохлатую желну (Pileated Woodpecker). Но это еще не диковина. Потом, раздраженно стрекочущий и хаотично скачущий среди сплетений корней и веток у земли, мне показался тихоокеанским крапивником (Pacific Wren). Еще не так давно это был бы Troglodytes troglodytes, такой же, как и европейский. Но несколько лет назад их разделили (как и более обычного в восточной части Сев. Америки американского крапивника Troglodytes hiemalis). К счастью, эти места не являются зоной пересечения этих новых, почти неразличимых внешне видов, так что мучаться с определением не приходится.

Наконец, меня привлекло цоканье в кустах. Я бы не смог рассмотреть птицу, если бы она не вылетела – это был пятнистый тауи (Spotted Towhee). Еще один вид-двойник, некоторое время назад считавшийся подвидом красноглазого тауи. Отличается от него он только наличием белых пятнышек на покрывных перьях. Как выяснилось позже, это одна из самых обычных птиц в лесу, чаще всего держащаяся на земле или невысоко среди кустов.

[photo]
Пятнистый тауи (Pipilo maculatus)

В этом я смог убедиться уже на следующий день, когда сам отправился в тот же Stanley Park, на этот раз исключительно с целью бердвочинга. Кроме тауи на земле скакали певчие овсянки (Song Sparrow), юнко (тут обитает орегонский подвид, внешне отличающий от обычного серенького, но хорошо рассмотреть и снять его не удалось). Попадались пестрогрудые овсянки (Fox Sparrow). На деревьях порхали золотоголовые корольки, пролетела стайка американских чижей (American Goldfinch).

А вот кого я надеялся увидеть – колибри! Две птицы, одна с выразительно черным горлом – калипта Анны (Anna’s Hummingbird). Впрочем, и без того, это единственный (-ая?) колибри, который в Ванкувере зимует. Мой новый вид в Канаде (я раньше видел их в Аризоне).

В объектив не попали и быстро упорхнули. Зато налетели другие – целой щебечущей, стрекочущей стайкой. Мне повезло, несколько штук сели на ветку и стали чиститься. Это были Bushtitsтемношапочные кустарниковые синицы!

[photo]
Темношапочная кустарниковая синица (Psaltriparus minimus)

Пожалуй, с точки зрения систематики, это самая интересная встреча (на самом деле я впервые увидел их еще в первый день по дороге на пляж). Ведь это единственный представитель семейства длиннохвостых синиц на Американском континенте! Да, в некотором смысле родственник наших милых пушистых ополовников. Часто, американские виды выглядят более впечатляюще, чем их европейские собратья. Но не в этом случае: как видите, bushtits отличаются невыразительным серо-бурым оперением. Но все равно милые. Оказались довольно обычны, хоть тут северный край их ареала. Передвигаются обычно стайками и издают поток разнообразных звуков. Некоторые птички садились на невысокие травянистые растения и даже почти на землю. Не знаю, делают ли так ополовники.

[photo]
Темношапочная кустарниковая синица (Psaltriparus minimus)

Так постепенно, следуя по тропе, я вышел к берегу залива. Вдоль берега идет пешеходная и велосипедная дорожка, огибающая весь полуостров, на котором находится парк. А на воде зимующие водоплавающие. Самыми многочисленными были американские свиязи (American Wigeon). Известно, что иногда среди них могут попадаться и европейские свиязи, но мне не повезло.

[photo]
Американская свиязь (Mareca americana)

Также там плавали кряквы, красношейные поганки (Horned Grebe), малые гоголи, и еще один интересный вид, о котором расскажу в следующей части…

Tags:
stonechat

Отличные находки в ноябре

Вашему вниманию предлагается уникальный пост: в нем я проиллюстрирую (почти) все свои наблюдения! Хотя ноябрь – не самое лучшее время для фотографирования, зато подходящий месяц для пополнения годового списка пропущенными зимними и лесными видами.

Началось все с поездки «на восток», в район бореальных лесов. Old 15 Road – любопытное место, где мне несколько раз везло встретить новые виды, а во многие другие поездки – не везло увидеть совсем никого. Этот день относился ко второму разряду. Хотя по дороге мне попалась стайка щуров (Pine Grosbeak) – всегда приятно их увидеть. Затем я отправился в Пинаву, где тоже были щуры, но я приехал не за ними. Большими стаями тут носятся вечерние дубоносы (Evening Grosbeak) – очень красивая птица, настоящее украшение зимы. К сожалению, не очень удалось снять. Тут на фото один слева в компании щуров:

[photo]
Evening Grosbeak (left) and Pine Grosbeaks (Pinicola enucleator, Coccothraustes vespertinus)

Следующей прибавкой стала залетная птица с запада – разноголосый дрозд (Varied Thrush). Его регулярно наблюдали в одном районе Виннипега. Что интересно, почти 4 года назад его уже видели там же. Мне пришлось побродить по морозу полчаса, когда я вернулся к заветному дереву, где я видел этот же вид 1 января 2015 года, и он был там! Уж не знаю, может ли это быть одна и та же птица.

[photo]
Разноголосый дрозд (Ixoreus naevius)

Наконец пришло время поискать самую культовую птицу зимы! Прошлые годы я видел ее только на полях на север от города, а в этом сообщения приходят в основном с южного направления – видимо, по пути в Соединенные Штаты. Сначала я совершил ошибку – поехал по оживленной трассе, где их много видели несколько дней назад, но я не нашел. Потом исправился: поехал по безлюдной дороге, откуда поступали наблюдения еще сегодня утром.

Первую белую сову я увидел на верхушке столба. Она впечатляла своими размерами. Будучи приверженцем этичной фотографии, я проехал чуть дальше и сфотографировал ее издалека (для этого пришлось выйти из машины под пронизывающий ледяной ветер):

[photo]
Белая сова (Bubo scandiacus)

С чувством выполненного долга я отправился дальше, но не перестал осматривать окружающие столбы и просторы. И вот, внезапно, на одном поле заметил какой-то снежный столбик. Подъехав поближе, понял, что кто-то соорудил посреди поля небольшого снеговика с глазками:

[photo]
Снеговик посреди поля (Bubo scandiacus)

На следующий день после совы представилась возможность съездить еще в одно бореально-лесное место, где я еще не бывал. Вообще-то моей целью была Boreal Chickadee, которую там видели недавно, ну и, может, Ruffed Grouse. Но попалась мне только группа кочующих канадских поползней (Red-breasted Nuthatch). Но поехал дальше и тут со мной приключилось одна из бердвочерских удач.

Когда едешь на машине через лес, всегда сложно решить, когда остановиться. На ходу многие птицы не видны, и даже остановившись не всегда удается их заметить и услышать. Приходится глушить мотор, выходить и наблюдать. Но в однородном лесу птицы могут быть на любом участке, не станешь же останавливаться каждые 50 метров.

Так и я, остановился у просвета в сплошной границе леса, где полянка будто бы уходила вглубь. И услышал громкий, четкий стук дятла! Пошел на звук, пробираясь через кусты и топча следы каких-то зверей (вроде бы не медведей). И на сосне, не особо пугливый, нашелся черноспинный дятел (Black-backed Woodpecker), которого мне тоже не хватало в этом году! Потом еще подтянулись канадские поползни и черношапочные гаички (Black-capped Chickadee), среди которых я безуспешно пытался найти бореальную.

Дятла снял не очень успешно, но черная спина не оставляет сомнений (трехпалый имел бы белое пятно). Итак, в ноябре я добавил 4 вида к списку года, он достиг 213.

Черноспинный дятелCollapse )
Tags:
stonechat

Итоги октября – 2018

Октябрь идет своим чередом – добавляю ожидаемые виды. Например, ветренным снежным днем 5 октября мне удалось встретить дутыша (Pectoral Sandpiper) на берегу озера в Виннипеге. До этого в городе я видел его только однажды, в 2014 году: вскоре после приезда в Канаду. Но в этом году, похоже, у них был особый маршрут, так как эти кулики попались еще несколько раз.

Следующая плановая поездка – на Patricia Beach. Традиционно, добавил к списку года бонапартовых чаек (Bonaparte’s Gull). Кстати, они похожи на европейских озерных, и не удивительно, тот же род (и это не Larus). Фактоид: вид назван в честь Шарля Люсьена Бонапарта. Этот племянник императора Наполеона вырос в Италии, воевал против французских войск на стороне Римской республики и изучал орнитологию в Соединенных Штатах.

[photo]
Бонапартова чайка (Chroicocephalus philadelphia)

Там же в это время есть шанс встретить одного из scoters (турпанов), но мне не повезло. Зато еще одна хорошая птица попалась – американский конек. Каждый год его вижу один раз каким-то чудом.

В середине месяца мне наконец удалось застать на месте оседлую популяцию диких индеек на южной окраине Виннипега (ездил туда много раз, все безрезультатно). Продолжил маршрут по улице с красивым названием Rue des Trappistes (потому что рядом находится монастырь траппистов) до городской свалки и был вознагражден встречей первого в этом году северного сорокопута.

Ржавчатые трупиалы (Rusty Blackbird) обычно хорошо летят через город в октябре, но в этом году как-то слабо, может, из-за погоды. Но мне таки удалось зафиксировать в одном из обычных мест очень тихо затаившуюся в кустах пару.

[photo]
Ржавчатый трупиал (Euphagus carolinus)

Наконец, встретил в Виннипеге ранее ускользавшего чирка-свистунка (Green-winged Teal), довел список города в этом году до 162 видов (рекорд для меня).

А это просто американский крапивник (Winter Wren). Еще недавно приравниваемый к обыкновенному крапивнику, и внешне, мне кажется, неотличимый. Но генетикам виднее, решили разделить.

[photo]
Американский крапивник (Troglodytes hiemalis)

Могу ли я что-то еще добавить к списку в ноябре и декабре? Немного, но могу. Например, белую сову я еще не видел в этом году.

Tags:
stonechat

Второй шанс

Второй шанс дают нам боги бердвочинга, когда посылают перелетных птиц на юг. Если не увидел какого-то американского ворблера или кулика в мае, готовься искать его на осеннем пролете (в августе-сентябре).

С куликами в этом году мне повезло весной, когда я встретил таких интересных птиц, как камнешарки, чернозобики, и бонапартов песочник в Oak Hammock Marsh. В результате я не ездил в свою традиционную поездку в Ривертон, и пропустил возможность увидеть песчанок, исландских песочников и песочников Бэрда. Единственные, кого удалось добавить осенью – тулесы, которые имеют обыкновение останавливаться на пролете на полях, где выращивают газонную траву.

Ворблеров я тоже хорошо понаблюдал весной и летом, но больше за пределами Виннипега. Поэтому в конце августа совершил несколько поездок в Assiniboine Park, Fort WhyteAlive и другие места. И не зря: к списку города в этом году добавил восемь видов ворблеров. Один заслуживает особого внимания: белоглазая парула (Northern Parula), впервые для меня в Виннипеге (только этим летом нашел ее в Манитобе в Nopiming Provincial Park, а раньше встречал в США). Также встретил необходимых мне для списка соснового пиви (Olive-sided Flycatcher) и тонкоклювого виреона (Philadelphia Vireo). Были, конечно же, и колибри (Ruby-throated Hummingbird).

[photo]
Рубиновогорлый колибри (Archilochus colubris)

Двух цапель увидел в городе: большую голубую и белую цаплю. Вторую – на пруду недалеко от дома, по наводке из фейсбука от человека, который проезжал мимо на машине!

В начале сентября неожиданно пришел новый лайфер. Не особо примечательная поездка в Oak Hammock Marsh, три белых гуся среди канадских казарок, из которых два оказались просто белыми гусями, а один – более мелким, с круглой головой и коротким клювом – гусем Росса (Ross’s Goose).

Есть у меня два вида птиц, которых мне все не удавалось увидеть в Виннипеге (из регулярно встречаемых). Первый из них, грифов-индеек все время наблюдали в одном парке, я ездил туда два раза, не нашел! Второй, канадские журавли, обычны на пролете. В сентябре я всегда, будучи в парке, не забывал посматривать на небо в надежде их встретить, но безуспешно. И вот как-то в выходной, я вышел из дома и сел в машину, собираясь ехать в магазин. Только тронулся с места, вдруг слышу курлыкающий голос. Остановился, вышел, и вижу: девять журавлей кружат прямо над нашим домом!

Наконец, сразу три вида к списку Виннипега в этом году добавил в довольно неприветливый день 27 сентября. (Надо сказать, похолодало у нас довольно резко, погода похожа на ноябрь.) Я отправился в Assiniboine Park, и главной целью была американская черная кряква. Осенью она появляется там уже несколько лет подряд. На пруду собралось много казарок, крякв, каролинских уток. Черная кряква сидела на берегу, спрятав голову, но ее темное оперение и синее зеркальце без белой окантовки не давало ошибиться.

Потом я прогулялся в English Garden, где встретил сначала золотоголового королька, а потом стайку сосновых чижей (Pine Siskin). Таким образом в этом году в Виннипеге я увидел 157 видов, что уже рекорд. А ведь я планирую встретить еще несколько видов!

[photo]
Пестрый улит (Tringa melanoleuca)
[photo]
Зеленый пеночковый певун (Oreothlypis peregrina)
Ястреб купера и тонкоклювый виреонCollapse )
Tags:
stonechat

Два звуко-лайфера

Начинающих и продолжающих бердвочеров часто интересует вопрос, можно ли вносить в список птиц, отмеченных только на слух. Мне кажется, на данный момент победила точка зрения, что можно. Во-первых, каждый сам для себя решает, что записывать, а что нет. Во-вторых, если мы считаем, что наблюдатели вносят вклад в учет орнитофауны, то важно отметить присутствие птицы, независимо от того, удалось ли на нее поглядеть. (Конечно, при этом нужно быть на 100% уверенным в определении на слух.) В-третьих, есть виды, которых не так уж легко увидеть, но можно услышать. Это ночные птицы (некоторые совы), пастушки (например, коростель). Есть и такие, которых не очень сложно поймать в окуляр бинокля, но найти по голосу – еще легче (иволга, теньковка, многие околоводные птицы).

В Манитобе обитает желтый погоныш (Yellow Rail), достойный занять одно из первых мест в списке редко видимых птиц. Это очень скрытный житель болот (маршей) и тростниковых зарослей. Гнездится он в срединной части Канады и прилегающих к ней северных штатах США, а также немного на востоке Канады, немного на западе США. Зимует на юге Соединенных Штатов. Вид в целом не считается находящимся под угрозой, но из-за скрытного образа жизни размер популяции точно неизвестен.

Одно их самых популярных мест для поиска этих птиц в нашей провинции – Douglas Marsh в двух часах езды на запад от Виннипега. Я там был несколько раз, но погоныша не услышал. Правда, я был днем, а он предпочитает подавать голос ночью, причем не в сумерках, а уже в темноте.

В этом году я внезапно узнал, что есть еще одно довольно надежное место обитания желтого погоныша, болото Росс (Ross Marsh) всего в 40-50 минутах езды на восток. Я не часто предпринимаю ночные прогулки, но тут цель была уж очень заманчива. В субботу вечером появилась возможность поехать – и я отправился в путь.

Доехать труда не составило. На месте был в 22:30. Остановился на развилке, где дорога упирается прямо в болото. Вышел из машины, и что же я услышал?

Первым голосом было блеянье американского бекаса (Wilson’s Snipe). А вторым – быстрая повторяющая трехсложная трель, моя вторая цель – жалобный козодой!

По-английски он называется звукоподражательным названием Whip-poor-will. Эта птица, оказывается, занимала важное место в фольклоре американских колонистов. По легенде, она чувствует, как души умерших отправляются на небо, что использовал Лавкрафт в одном из своих рассказов. Кроме того, в литературе упоминание песни козодоя часто сопровождает описание сельской Америки ночью, например в «Легенде Сонной Лощины» Вашингтона Ирвинга, у Фолкнера, и многих других писателей и поэтов.

Это неудивительно, ведь все время, что я пробыл на болоте, козодой, кажется, не умолкал даже на несколько секунд. Я взял с собой отдельный микрофон, ведь я ехал искать птиц по голосу, но, к сожалению, забыл записывающее устройство. Пришлось записать просто на телефон, не очень удачно.

Ссылка на аудиозапись.

На записи слышно, что шум создает не только ветер, но и еще одни обитатели болота – комары. Прошлым летом в Манитобе было аномально мало комаров, и этим летом их тоже как-то не много (что приятно людям, но, наверное, не очень хорошо для птиц). Но на болоте их хватало. Я щедро обработал себя противокомариным спреем и меня почти не кусали. Но неудобство эти насекомые создают даже своим присутствием. Что интересно, при ходьбе, пусть даже неторопливой, комары не слишком докучают, но стоит остановиться, и их становится слишком много, они летят в лицо, в глаза, жужжат над ухом.

Зато я был вознагражден другими насекомыми – светлячками (fireflies)! Ранее встречал их только в Spruce Woods Provincial Park, приятно знать, что они есть и на востоке провинции. Их было много, они вспыхивали то тут то там в тростниках, в кустах, иногда пролетая над дорогой.

Сначала я пошел в одну сторону, на голос козодоя. Кажется, темнота была еще не полной. Впереди верхушке сухого дерева сидела птица, потом она снялась и полетела над болотом. Это была сова, но точный вид определить не получилось.

Вскоре я повернул и пошел обратно. Вернулся к машине и отправился дальше. Все это время я пытался услышать голос желтого погоныша – резкое щелканье в очень характерном ритме. Его сравнивают со стуком камешков, поэтому я подобрал два на дороге и периодически ими цокал. Пару раз я включал аудиозапись, но ненадолго. Никто не отвечал. Вообще, голосов из болота доносилось мало. Несколько раз нервную трель издавал травяной крапивник (Sedge Wren). Рад я был услышать центральноамериканского пастушка (Virginia Rail), которого только недавно впервые встретил.

К этому времени наступила ночь, но было не слишком темно, благодаря свету луны и открытому ландшафту болота. Может быть поэтому мне не было так страшно, как бывает ночью в лесу, а может желание найти погоныша поглощало все внимание и не давало развиться иррациональным страхам. Но его голоса так и не было слышно.

Я сел в машину и решил выпить чаю с бутербродом. Как я ни старался избежать этого, компанию мне составили несколько десятков комаров, часть из которых пришлось перебить. В последнем письме в рассылке про желтого погоныша упоминалось, что людям приходилось ждать еще полчаса-час после наступления темноты, пока птицы начинали подавать голос.

Я вышел из машины около 23:20. Шумел ветер, жужжали комары, булькал козодой. И, если прислушаться, вдалеке из зарослей доносилось негромкое, ритмичное пощелкивание. На моей записи голос был очень четкий, резкий, громкий, а то что я услышал было гораздо тише. Но характерный ритм не давал ошибиться – это был желтый погоныш (Yellow Rail)!

Таким образом я отметил двух лайфера за день, и обоих только по голосу. Записать погоныша, конечно, было невозможно. Проиллюстрирую фотографией с Фликра (автор указан внизу):


Yellow Rail (Coturnicops noveboracensis) by Dominic Sherony, on Flickr

Кстати, интересный факт: латинское название желтого погоныша – Coturnicops noveboracensis. Есть и другие виды с таким эпитетом, например речной певун Parkesia noveboracensis (Northern Waterthrush). Что же означает странное слово noveboracensis? Оказывается, Eboracum – крепость и город в римской провинции Британия. Город существует на том месте до сих пор, а его название эволюционировало в Йорк (York). Римляне не застали основания Нью-Йорка, но зоологи, не долго думая, образовали для него латинское название – Novum Eboracum. Таким образом noveboracensis значит «нью-йоркский».

Tags: