Stonechat (stonechat) wrote,
Stonechat
stonechat

Два звуко-лайфера

Начинающих и продолжающих бердвочеров часто интересует вопрос, можно ли вносить в список птиц, отмеченных только на слух. Мне кажется, на данный момент победила точка зрения, что можно. Во-первых, каждый сам для себя решает, что записывать, а что нет. Во-вторых, если мы считаем, что наблюдатели вносят вклад в учет орнитофауны, то важно отметить присутствие птицы, независимо от того, удалось ли на нее поглядеть. (Конечно, при этом нужно быть на 100% уверенным в определении на слух.) В-третьих, есть виды, которых не так уж легко увидеть, но можно услышать. Это ночные птицы (некоторые совы), пастушки (например, коростель). Есть и такие, которых не очень сложно поймать в окуляр бинокля, но найти по голосу – еще легче (иволга, теньковка, многие околоводные птицы).

В Манитобе обитает желтый погоныш (Yellow Rail), достойный занять одно из первых мест в списке редко видимых птиц. Это очень скрытный житель болот (маршей) и тростниковых зарослей. Гнездится он в срединной части Канады и прилегающих к ней северных штатах США, а также немного на востоке Канады, немного на западе США. Зимует на юге Соединенных Штатов. Вид в целом не считается находящимся под угрозой, но из-за скрытного образа жизни размер популяции точно неизвестен.

Одно их самых популярных мест для поиска этих птиц в нашей провинции – Douglas Marsh в двух часах езды на запад от Виннипега. Я там был несколько раз, но погоныша не услышал. Правда, я был днем, а он предпочитает подавать голос ночью, причем не в сумерках, а уже в темноте.

В этом году я внезапно узнал, что есть еще одно довольно надежное место обитания желтого погоныша, болото Росс (Ross Marsh) всего в 40-50 минутах езды на восток. Я не часто предпринимаю ночные прогулки, но тут цель была уж очень заманчива. В субботу вечером появилась возможность поехать – и я отправился в путь.

Доехать труда не составило. На месте был в 22:30. Остановился на развилке, где дорога упирается прямо в болото. Вышел из машины, и что же я услышал?

Первым голосом было блеянье американского бекаса (Wilson’s Snipe). А вторым – быстрая повторяющая трехсложная трель, моя вторая цель – жалобный козодой!

По-английски он называется звукоподражательным названием Whip-poor-will. Эта птица, оказывается, занимала важное место в фольклоре американских колонистов. По легенде, она чувствует, как души умерших отправляются на небо, что использовал Лавкрафт в одном из своих рассказов. Кроме того, в литературе упоминание песни козодоя часто сопровождает описание сельской Америки ночью, например в «Легенде Сонной Лощины» Вашингтона Ирвинга, у Фолкнера, и многих других писателей и поэтов.

Это неудивительно, ведь все время, что я пробыл на болоте, козодой, кажется, не умолкал даже на несколько секунд. Я взял с собой отдельный микрофон, ведь я ехал искать птиц по голосу, но, к сожалению, забыл записывающее устройство. Пришлось записать просто на телефон, не очень удачно.

Ссылка на аудиозапись.

На записи слышно, что шум создает не только ветер, но и еще одни обитатели болота – комары. Прошлым летом в Манитобе было аномально мало комаров, и этим летом их тоже как-то не много (что приятно людям, но, наверное, не очень хорошо для птиц). Но на болоте их хватало. Я щедро обработал себя противокомариным спреем и меня почти не кусали. Но неудобство эти насекомые создают даже своим присутствием. Что интересно, при ходьбе, пусть даже неторопливой, комары не слишком докучают, но стоит остановиться, и их становится слишком много, они летят в лицо, в глаза, жужжат над ухом.

Зато я был вознагражден другими насекомыми – светлячками (fireflies)! Ранее встречал их только в Spruce Woods Provincial Park, приятно знать, что они есть и на востоке провинции. Их было много, они вспыхивали то тут то там в тростниках, в кустах, иногда пролетая над дорогой.

Сначала я пошел в одну сторону, на голос козодоя. Кажется, темнота была еще не полной. Впереди верхушке сухого дерева сидела птица, потом она снялась и полетела над болотом. Это была сова, но точный вид определить не получилось.

Вскоре я повернул и пошел обратно. Вернулся к машине и отправился дальше. Все это время я пытался услышать голос желтого погоныша – резкое щелканье в очень характерном ритме. Его сравнивают со стуком камешков, поэтому я подобрал два на дороге и периодически ими цокал. Пару раз я включал аудиозапись, но ненадолго. Никто не отвечал. Вообще, голосов из болота доносилось мало. Несколько раз нервную трель издавал травяной крапивник (Sedge Wren). Рад я был услышать центральноамериканского пастушка (Virginia Rail), которого только недавно впервые встретил.

К этому времени наступила ночь, но было не слишком темно, благодаря свету луны и открытому ландшафту болота. Может быть поэтому мне не было так страшно, как бывает ночью в лесу, а может желание найти погоныша поглощало все внимание и не давало развиться иррациональным страхам. Но его голоса так и не было слышно.

Я сел в машину и решил выпить чаю с бутербродом. Как я ни старался избежать этого, компанию мне составили несколько десятков комаров, часть из которых пришлось перебить. В последнем письме в рассылке про желтого погоныша упоминалось, что людям приходилось ждать еще полчаса-час после наступления темноты, пока птицы начинали подавать голос.

Я вышел из машины около 23:20. Шумел ветер, жужжали комары, булькал козодой. И, если прислушаться, вдалеке из зарослей доносилось негромкое, ритмичное пощелкивание. На моей записи голос был очень четкий, резкий, громкий, а то что я услышал было гораздо тише. Но характерный ритм не давал ошибиться – это был желтый погоныш (Yellow Rail)!

Таким образом я отметил двух лайфера за день, и обоих только по голосу. Записать погоныша, конечно, было невозможно. Проиллюстрирую фотографией с Фликра (автор указан внизу):


Yellow Rail (Coturnicops noveboracensis) by Dominic Sherony, on Flickr

Кстати, интересный факт: латинское название желтого погоныша – Coturnicops noveboracensis. Есть и другие виды с таким эпитетом, например речной певун Parkesia noveboracensis (Northern Waterthrush). Что же означает странное слово noveboracensis? Оказывается, Eboracum – крепость и город в римской провинции Британия. Город существует на том месте до сих пор, а его название эволюционировало в Йорк (York). Римляне не застали основания Нью-Йорка, но зоологи, не долго думая, образовали для него латинское название – Novum Eboracum. Таким образом noveboracensis значит «нью-йоркский».

Tags: canada
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments