February 6th, 2019

stonechat

Итоги 2018 года и первый новый вид – 2019

В декабре я не стал подводить итоги года, гораздо интереснее было рассказать о поездке в Ванкувер. А в январе уже время прошло, да и итогов мало для одной записи. Уже было собрался писать на другую тему, но мне повезло – встретил первый новый вид 2019 года! Но о нем позже.

[photo]
Стая чечеток (Acanthis flammea)

Итоги года – 2018

2018 должен был быть похож на 2016. Оба этих года я не выезжал из Канады. Но есть и разница – 2016 я провел в пределах Манитобы, а в 2018 удалось посетить новое место на тихоокеанском побережье.

Так что результат в 225 видов является пока что самым большим за год в Канаде. Однако, если брать только Манитобу, то тут я встретил всего лишь 213, против 220 в 2016 году.

Лайферов вышло не так уж много: 18. Из них 10 в Ванкувере и 8 в Манитобе. Мой лайфлист достиг 532 видов. А к своему списку Канады я добавил, кроме новых видов, еще и пять ранее встреченных в США и Европе, доведя суммарное число до 269.

Зато особенно активно я побердвочил в Виннипеге, встретив 163 видов (заметно больше рекорда 2016 г – 155). Мог бы еще белую сову добавить в декабре, но поленился. Список города достиг 191 вида. Можно бы поставить цель довести его до 200, но боюсь за год этого не выйдет (за отчетный период всего 5 видов добавил).

Традиционная рубрика «обычные птицы, которых я пропустил» выглядит на удивление прилично, тут нет таких уж совсем банальностей как в прошлые годы. Отметить стоит, пожалуй, сапсана (несмотря на то, что я стал работать в центре города, где они гнездятся), воротничкового рябчика (Ruffed Grouse) и речную крачку.

Первый новый вид – 2019

Наблюдения в этом году начались довольно бодро. 1 января поехал в Oak Hammock Marsh. Там были зимующие красноплечие трупиалы (Red-winged Blackbird) и желтоголовый трупиал (Yellow-headed Blackbird). Впрочем, то, что искал, не попалось. Тогда отправился в другое место, прямо в черте города, где эту птицу видели ранее – и там нашел с легкостью. Птица эта – белая сова. Хорошее прибавление к моему списку Виннипега.

Дальше, конечно, встретил некоторое количество обычных зимой птиц, и некоторое – «необычно-обычных» (то есть тех, что в норме не зимуют, но на деле отдельные особи остаются каждый год, как кряквы и казарки у незамерзающих стоков или юнко и белошейные зонотрихии у кормушек). Приятной находкой была североамериканская совка (Eastern Screech-Owl) в гнездовом ящике.

Ранее традиционным аттракционом начала января был поиск местного экзота – евразийского полевого воробья, который еще с 2014 г. обитает в Виннипеге в стае домовых воробьев. Однако, последний раз его видели в октябре 2018 и с тех пор больше не находили. Вероятно, он окончил свою жизнь, однако оставил-таки след на Земле: по сообщениям наблюдателей, в стае попадаются гибриды полевого и домового воробья.

К концу января ударили сильные морозы (ниже -30 °C). За несколько последних дней я совсем заскучал без поездок, и когда температура выросла (и машина снова стала заводиться), я предпринял отчаянную попытку сходить погулять после пяти часов вечера.

На самом деле, было уже больше половины шестого, после заката, но еще не полная темнота. Я отправился в ближайшее место – Bunn’s Creek Park и был согласен не столько наблюдать птиц, сколько хотя бы погулять. Впрочем, я мог вполне расчитывать на одну достаточно реалистичную встречу – виргинского филина. В результате филина я не встретил, прогулка оказалась одним из случаев бердвочерского чуда, которых становится тем меньше, чем больше разрастается список.

Итак, побродив по парку минут 15, я немного замерз (температура выросла с -30 до -15, но сырой ветер не давал насладиться таким замечательным теплом) и решил, что пора уезжать. Но выйдя к парковке, я внезапно услышал со стороны рощи четкую, равномерную высокочастотную позывку с частотой где-то два раза в секунду: «ту, ту, ту, ту…». Я чуть ли не бегом бросился на голос. Не сразу было ясно, откуда он доносится. Кажется, птица перемещалась. В какой-то момент я сошел с тропинки и пошел по глубокому снегу, продираясь через кусты. Звук доносился совсем близко, я, конечно же, записал его на телефон. Казалось, еще несколько метров и я окажусь под деревом, где сидит певец. Но после затишья голос донесся совсем с другой стороны, а еще через какое-то время – совсем издалека.

Кто же это? Конечно, я сразу догадался, ведь я уже давно готовился услышать этот характерный голос. Но все же нужно было убедиться и сделать запись. Птица, которая издает такие звуки с конца января, после заката – североамериканский мохноногий сыч (Northern Saw-whet Owl)! 1

Ссылка на аудиозапись

Его английское название – Saw-whet Owl – включает слова saw «пила» и whet «точить». Кроме песни у этого сычика есть еще довольно разнообразные позывки, так что, как отмечает сайт Cornell Lab of Ornithology, неясно, какая из них напомнила древним американцам звук заточки пилы.

Впрочем, в нашу эру у людей совсем другие звуковые ассоциации. Не раз кто-то из участников традиционного «совинга» (owling), который проходит в начале весны, упоминал, что был очень удивлен услышать в глухом лесу звук автомобильной сигнализации, не сразу сообразив, что это подает голос маленький сычик.

Итак, первым новым видом 2019 года, как и в прошлом году, стала сова. На этот раз, правда, только услышанная, но не увиденная. Однако, можно будет поискать место дневки сыча – обычно он проводит время, скрываясь в густых хвойных деревьях.


1 Русское название крайне неудачное, ведь и просто мохноногий сыч Aegolius funereus тоже обитает в Северной Америке.

Tags: